Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

(no subject)

  (Вариант на лезгинском языке, вариант на русском - ниже)

  Джабраил буба - асул къилихдай халис ватанперес инсан тир. Ам кIвалахди хуьруькай - кIваликай гьикьван яргъариз акъуднатIани, пенсиядиз экъечIнамазди, вичин хзанни галаз хайи хуьруьз хтана. Ватанпересвилелай гъейри и касдихъ мадни са къиметлу,эхиримжи йисара тек-бир гьалтзавай хьтин, кьетIен къилих – жавабдарвал авай. Ихьтин къилихар авачиртIа, адавай гзафни гзаф йисара военный духтурвиле кIвалахиз жедайни мегер?

Джабраил буба, вичин яшариз килигай, гьеле викIегь тир. Хуьруьз хтайдалай кьулухъ, ам са йикъузни кIвале ацукьнач. Ада хуьре начагъ хьайи инсанриз куьмек гунилай гъейри вичин балайриз кIвалер эцигиз меслятдин, пулдин куьмекарни гузвай. Идалай гъейри, ада хуьруьн гзаф общественный крарикни кьил кутунвай: хуьре кьве чкадал къулай скамейкаяр эцигна ким туькIуьрна, сурарал чапар яна тарар цана чIехи авуна ва гьана жемятдиз, чIуру гьава авайла ацукьдай чардахни туькIуьрна. Инсан кьейила сурун кьилик кутадай къванер яргъай гъиз, жемятдиз четин жез акурла, ада бетондикай плитаяр туькIуьрдай регьят къайда жемятдиз чирна.

И секиндиз акъваз тежер инсандин къвалав агатун, са бязи жегьилриз азаб аквадай. Вучиз? Вучиз лагьайтIа, Джабраил бубадин руьгьдиз ахьтин къуват авай хьи, адан къвалав агатай са касдивайни къайгъусузвилин рекьел гзаф вахтунда давам жедачир, кIвалах авуниз мажбур жедай!

Амма гьикьван инсанди гьерекатар авуртIани, аллагьди кхьенвай вахт атайла, ам яваш жезва. Ингье чи Джабраил бубани са юкъуз кватна азарлу хьана. Кимяй хтай кьуьзуь касдин кьил элкъвена, ифин алатна. Къари, аялар теспача хьана, бубадиз мес кутуна, давление алцумна, дарманар гана. Са – кьве юкъуз вири хзанар бубадин кьилел элкъвез хьана.

Пуд лагьай йикъан экуьнин кьиляй ахварай аватай къаридиз, къвалав гвай дивандал ксанвай къужа гьатнач. Белки муькуь кIвализ, я тахьайтIа агъуз эвичIна жеди, - фикирна къариди. Килигин садра зайиф хьанвай итим я, мад кьил элкъведа, алукьда, - лагьана, ада тядиз парталар алукIна итимдихъ къекъвез фена. Амма итим санайни жагъанач. РикIиз къурху гайи дишегьлиди, къвалав гвай кIвалера яшамиш жезвай вичин чIехи хва Закираз хабар гана. Закир тядиз ким галайвал фена, киме авай инсанривай хабарар кьуна. Амма кьуьзуь итим са кьас фу хьана, квахьна, санайни гьатнач. Вири хзан, къуни-къуншияр, Джабраил буба квахьна лугьуз теспача хьана.

Акваз – такваз вахт нисиниз мукьва жезвай.И арада, са гьинай ятIани, вилисебетдал алаз хтул Адем пайда хьана. Куьн дарих жемир, за буба исятда ахквада - лагьана ада, вичин вилисебет хуьруьн сурар галайвал гьална. Сурар лагьайтIа, хуьруькай са хейлин яргъа ава, дуьз рекьяй фейитIа сад-садни зур километр кьван жеда. Адем сурариз мукьва хьайила, адаз мишерди кIарас атIузвай ван атана. Кьил хкажна килигайтIа, бубади гъилин мишердал тараз акьахна кьуру хилер атIузва. «Я буба, вун гьинава, вири хзанарни, къуни-къуншиярни вахъ къекъвез ама? Дири тахьанмаз, вуна ина вуч ийизвайди я?» - лагьана Адема. «Я чан бала, заз зи кьилел са югъ-йиф къвез кичIезвай. Зи рикIик квай са-кьве кIвалах амай, а кIвалахар кьилиз акъуд тавунмаз, а дуьньядиз физ кIан хьанач. За а кIвалахар къе хъувуна: хуьруьн сурарал цанвай тарарин кьурай хилерни атIана, инал алай са скамейкани туькIуьр хъувуна» - жаваб гана бубади.

Гьайиф хьи, вичи – вичин хивез жемятдин, элдин паталай жавабдарвал къачуз жедай ва а кIвалах кьиляй - кьилиз вафалудаказ тухузни жедай инсанрин кьадар дуьньяда тIимил я. Амма ихьтин инсанрин руьгьдин цIелхемри чун гьейранарзава, чун хъсан крар авуниз гьевесламишзава. Гьавиляй, абурун уьмуьрдин мана - метлеб инсаният патал гзаф екеди я.

Ингье са йис кьван я, Джабраил буба чи арадай акъатна. Амма адан экуь хъамат чи рикIера ама, ада авур хъсан кIвалахрин гелер хуьруьн гьар са пIипIяй аквазва.

(Вариант на русском языке)   

Джабраил был большим патриотом родной земли и родного народа. В какие бы далекие края не кидала работа, его сердце всегда находилось здесь, в горах. Поэтому с выходом на пенсию он, недолго думая, вернулся с семьей в родной аул. Он был человеком в высшей степени ответственным. Разве смог бы он без этого столько лет посвятить профессии военного врача?

Он, по возвращению на родину, ни дня не сидел дома. Кроме того, что консультировал и лечил больных, он помогал своим сыновьям строиться. Помогал деньгами, ценными советами и, что немаловажно, своими крепкими и большими руками. Он инициировал и возглавил в селе несколько общественных дел: на годекане поставил навес и уютные скамейки. Починил забор на кладбище, внутри забора поставил скамейки, посадил деревья, смонтировал навес, чтобы люди на похоронных церемониях в непогоду не чувствовали неудобств. Когда заметил, что в селе проблема с надмогильными камнями, он предложил простую технологию по изготовлению бетонных плит соответствующего размера.

Некоторые молодые люди избегали встреч с дедушкой Джабраилом. Почему? Да потому что, где бы он не находился, чем бы он не занимался, вокруг него создавалась такая атмосфера, что стоять рядом с ним и ничего не делать было просто невозможно.

Но, как бы там ни было, у каждого из нас есть предписанный свыше день, когда приходится сдаваться на милость всевышнего. Наступил такой день и для дедушки Джабраила – он заболел. У вернувшегося с годекана старика закружилась голова, поднялась температура. Вся семья забегала: кто-то мерил давление, кто-то давал лекарства. Постелили постель и уложили больного человека.

Два дня все обхаживали дедушку, спасая его. На третий день, проснувшаяся рано утром бабушка Гюльдене не нашла своего старика на соседней кровати. Может в другой комнате, а может, спустился вниз? - подумала она. Вдруг у него снова голова закружится, упадет и повредит себе что-нибудь? - с такими мыслями она бросилась искать его. Но так нигде и не нашла. Не на шутку испугавшаяся женщина, побежала сообщить о случившемся старшему сыну, живущему через дорогу. Тот поспешил на годекан, но и там старика никто не видел. К поискам подключились соседи, знакомые. Все – безрезультатно.

Время приближалось к полудню. Вдруг откуда – то на велосипеде появился внук Адем. «Вы не беспокойтесь, я его сейчас найду - сказал он, и взял курс в сторону сельского кладбища. А оно – то находится не близко, по прямой не меньше километра. Приблизившись к ограде кладбища, Адем услышал, что кто-то пилит ветку. Подняв голову, он увидел Джабраила, спиливающего сухие ветки дерева. «Деда, что ты тут делаешь, все село тебя ищет! Как ты мог, не вылечившись как следует, заниматься этим?» - начал Адем.

«- Родной мой,- ответил дед, - видишь ли, я испугался, что со мной что-нибудь серьезное случится. А у меня оставалась пара недоконченных дел, не сделав их, мне не хотелось отправляться на тот свет. Вот их я сегодня и доделал - спилил с кладбищенских деревьев сухие ветви и отремонтировал две скамейки…».      

Вот уже год, как нет рядом с нами дедушки Джабраила. Его светлый образ навсегда сохранится в наших сердцах.

Люди, способные добровольно брать на себя общественную нагрузку, относиться к ней не только бескорыстно, но и с огромной ответственностью, умеющие сохранить эту способность до конца жизни, чаще других вдохновляют нас на большие дела и достойное поведение. Их значение для человечества бесценно.

P.S. Ездил недавно в село дедушки Джабраила. Встречая в разных уголках села следы его добрых дел, невольно задумывался: ведь человеку, чтобы достичь величия требуется не так уж и много. Все, что он делал под силу каждому из нас и любому из его сельчан. Но почему-то, к сожалению, в последнее время такие люди среди нас встречаются крайне редко…


Магомед буба (Дедушка Магомед).

      Годы перестройки. Все товары и продукты в страшном дефиците. Стою в конце длиннющей очереди за мясом в спецмагазин  по улице С.Стальского, на первом этаже "лакского"  дома. Дом так назвали в народе  из-за того, что в нем проживали некоторые известные лакские деятели культуры. Стою, в надежде на то, что в конце дня, когда очередь людей с спецкнижками (пенсионными, диабетчиков, т.д.)  закончится, может и моей семье перепадет пара килограммов баранины. Иногда за небольшую "переплату",  девушка - продавщица шла навстречу таким "безкнижечным"  очередникам, как я.
      Вдруг в очереди вижу знакомое лицо. Это был Магомед буба - человек преклонного возраста, с хорошо сохранившейся осанкой и ясным взглядом. Магомед буба, по мнению сельчан, один из самых уважаемых, а может, и самый уважаемый джабинец. Мне всегда интересно было знать, на чем же держится вот такое безупречно уважительное отношение сельчан к этому человеку. Поэтому, я обрадовался этой возможности пообщаться с ним поближе.
      После теплых рукопожатий мы  перешли к традиционным расспросам о здоровье, о близких и о сельских новостях. Магомед буба оказался интересным рассказчиком, поэтому, благополучно пропустив тему погоды, мы перешли к историям из его, богатой на события, жизни. Одна из историй касалась послевоенного периода, когда он работал в силовых органах республики.
      «В … году, -  рассказывал он, - в составе небольшого  отряда,  я участвовал в прочесывании  Дербентского  магала - сложного, похожего на лабиринт,  квартала.  Искали одного из местных воров, на которого было заведено дело. Проверяли поочередно все дома. В одном из них я заметил человека, убегавшего через черный ход. Быстро обогнув дом с другой стороны, я кинулся за ним вдогонку.  Минут через пятнадцать я его настиг и, после небольшой «разминки», связал ему руки.  Это оказался тот самый вор, которого разыскивал отряд. Сообразив, что он крепко попался, у него «прорезался» голос, - продолжил  Магомед буба. Он говорит мне: «Слушай, начальник, у меня здесь недалеко спрятаны драгоценности, нам с тобой хватит их на всю оставшуюся жизнь. Давай я поделюсь ими с тобой, и ты меня не видел, лады?»      
     Услышав это, я так «успокоил» его,  что он лишился желания не то что вести со мной переговоры,  но и вообще открывать рот…

    Прошло несколько лет.  Так уж получилось, что я еще раз оказался по делам в Дербенте. У меня  была пара часов свободного времени, и я решил их провести в местной чайхане. Летняя жара и чайник выпитого ароматного чая меня немного расслабили,  и я, сидя за столом,  стал подремывать. И вдруг  чувствую на себе чей-то пристальный взгляд. Встрепенувшись, посмотрел, кто же интересуется моей  персоной. Заметив это, незнакомец  встал, подошел ко мне и нагло уселся  за мой стол.
-Начальник, Вы меня не узнали? – спросил он сквозь зубы.
-Нет – отвечаю я.
- Я – тот самый, которого Вы ловили в … году на магале.
 - Ну и…?   Я еще не до конца сообразил кто это и что ему от меня нужно.
- Вот Вы тогда не захотели принять  мои драгоценности,  а те, кому  Вы меня передали, не побрезговали и, в результате, я через месяц оказался на свободе. У меня сейчас есть дом, машина, уважение…  А у Вас?
    За доли секунды  мое полусонное состояние улетучилось. Припомнив того,  кто сел со мной рядом, я спокойно встал и вышел.  Единственно, уходя, бросил этому типу слова: «Ну и живи, негодяй, в своем воровском раю!»

     «Видишь сынок, вот такие люди – воры и преступники и те, кто им потакали, довели страну до этого состояния!» -  заключил он в конце разговора».

      Но меня в этой истории занимали не те, кто страну довели до ручки, а личность самого Магомед буба.
Не жалеет ли он, что тогда не взял драгоценности, ведь все равно его поступок не спас страну – вертелось у меня в голове.  Подумав  это, я взглянул ему в лицо. Но там я не увидел ни тени дискомфорта. Спросить же об этом прямо – у меня, почему-то, не хватило смелости. Ну не может, человек, стоящий в очереди за 2 килограммами мяса 2-3 часа подряд, не жалеть  о срыве такой «сделки» – думалось мне. Наверное, умеет прятать свои чувства. Недаром всю жизнь работал в органах!

      Но очень скоро я понял,  как глубоко ошибался. И мне стало стыдно за эти мысли. К сожалению, вот только в такие моменты и начинаешь осознавать важность критического подхода к стереотипам - своим и своего окружения. Совершенно посторонний человек, не имеющий никакого отношения к джабинцам,  в свое время также проработавший в органах, рассказал мне еще одну историю про Магомед буба.

      «Магомед,- рассказывал он - был грамотным и энергичным   молодым человеком,   у руководства находился на хорошем счету. Часто его отправляли  на выполнение ответственных заданий по районам нашей республики. Как-то раз, на севере Дагестана, на границе с тогдашней Чечено-Ингушской республикой, он, в качестве командира небольшого отряда, участвовал в поимке опасного преступника.
     К сожалению,  в нашей  жизни иногда случаются такие вещи, которых не то что не ожидаешь,  но трудно, даже представить себе.  Вот и здесь произошло ужасное  по своим последствиям, событие. Боец из отряда Магомеда застрелил мирного местного жителя - чеченца по национальности,  приняв его, по ошибке  за бандита. Услышав про случившееся, весь сельский джамаат, вооружившись кто чем: ружьями, палками, камнями и т.д., окружили помещение, в котором расположился отряд. Ситуация накалилась до того, что любое неправильное движение, любое неправильно произнесенное или истолкованное слово могли привести к  трагедии гораздо большего масштаба. Все висело на волоске. Ведь в помещении находились бойцы, вооруженные автоматами, а с внешней стороны - население села, до предела разозленное  убийством   односельчанина и готовое отомстить им за это.   Какое же самообладание нужно было иметь, какую мудрость и мужество необходимо было проявить в такой ситуации, чтобы  не дать ей дальше разгореться? Какие, в конце  концов, слова нужно было подобрать и как их произнести, чтобы  разрядить обстановку?
    Так вот, Магомед,  собрав всю свою волю в кулак и установив жесткий контроль над своими эмоциями, один вышел  к этим людям. Затем,  глядя им в глаза, четко и ясно сказал, что произошла трагическая ошибка, что он - командир этого отряда и - единственный, кто отвечает за  ошибки бойцов  отряда.
"Я вот - перед вами. Как считаете правильным, так и поступайте!" - закончил он.

    Надо  отдать  должное мудрости этих людей и этого народа. Вопреки всему, они нашли в себе силы разрешить  конфликт мирным путем. Но зная чеченский народ ближе, я уверен, что на их решение в немалой степени повлиял и  поступок человека, стоявшего перед ними - закончил он свой рассказ».   

        Есть люди чести, принципа. Такие люди могут взять на себя решение задач любой степени сложности и не дрогнут. Народ уважает их, внутренне всем хочется быть похожими на них. Мир держится именно на таких людях. Магомед буба был из их числа. Вот вам и секрет того, безоговорочно уважительного отношения людей, знавших его. В том числе и джабинцев.