?

Log in

No account? Create an account

Мгновения счастья.

Мой учитель математики Атем Магомедович любил повторять: «Когда душа полна радости, человек обретает крылья, ему хочется петь и танцевать. Если ты никогда в жизни не пел и не танцевал, знай, что упустил что-то важное в своей жизни, лишился каких-то ярких красок».
А еще, известный телеведущий Николай Дроздов любит повторять, что когда человек смеется, танцует и поет, процессы старения организма останавливаются.
Мне дороги мнения этих уважаемых людей и осмелюсь добавить от себя, что минуты особой радости - это важнейшие мгновения нашей жизни, к ним надо относиться со всей серьезностью, они могут возвысить нашу жизнь и придать ей смысл. А те, кто с чистым сердцем способствуют возникновению такой радости – для нас бесценны.

***
Read more...Collapse )


Гьилал Аскеров.

ЕДИНЕНИЕ
Под игры солнечных бликов
и звуки речного «гур – гура»,
широко раскинув руки,
смешался я с водами Самура.
Устремилась по жилам рук - вдоль
разделенного народа боль,
и под волнительный торжественный стон
слилась она в сердце - с двух сторон!
Почудилось мне: будто вернул я на сцену жизни,
снятую в веках с подмостков истории Отчизну!
…Песок с левого берега,
Песок с правого берега.
Рука к руке - Песок к песку,
Песчинки в руке -
Отчизны частицы нервно жму в кулаке…
Лишив покоя единения водой,
этот день мне был подарен судьбой!

А вот и оригинал стихотворения:

Гьилал Аскеров
БИТАВВАЛ
Зун гъилер ахъайна патарихъ,
Акахьна Самурдин ятарик.
Дамаррай атана авахьна,
Кьве патан тIал рикIик какахьна.
Заз акI тир, асирри къакъудай,
Тарихдин сегьнедай авудай
Зи ватан
Зун хьана агудайд-
Кьве кьерен шим гъута чуькьвена!
И югъ заз кьисметди кхьена,
Садвилин цери зун чуьхвена.



УСТIАР АЛИХАН

Алихан вичин кьве гъилелди хзан хуьзвай кас тир. Ам инсанриз  к1валер эцигдайла герек къвезвай са жерге пешейрин иес яз чидай. Гзаф йисара лезгийрин хуьрера к1валер эцигиз, ам лигим хьанвай, адахъ галаз гьар лагьай касдивай к1валахдин юлдашвал ийиз агакьдачир. Алиханак жегьил вахтарилай экуьнахъ фад къарагъдай къени хесет квай. Вичини, «Экуьнахъ фад къарагъдай касни вахтундамаз эвленмиш хьайи кас пашман жедач» - лугьуз, лезгийрин мисал мукьвал-мукьвал тикрардай. Эхь, ам вични фад эвленмиш хьайиди я, аллагьди адаз еке хзанни ганвай. Адан кьве гада эвленмиш хьана, къвалав чпин хзанрихъ галаз яшамиш жезвай, кьве рушни гъуьлуьк квай. Алихан вичин хзандилай, къуни-къуншийрилай, к1валахдилай, дуьньядилай гзаф рази тир, ада вичин уьмуьр са тамам къиметлу шей яз кьабулзавай. Вичин яшар хейлин хьанвайт1ани, ада зегьметдин пар т1имиларзавачир, ам са юкъузни к1валахдикай акъваззавачир. Гьа са вахтунда ада жавабдарвилин парни, вичин гъиляй ахъайзавачир: кьий-хий чкадик кьил кутун, багъда к1валахун, к1валин къав хъувун, шегьерда к1елзавай студент хтулдиз пулдин куьмек гун - и месэлаяр вири вичи гьалзавай. Уьмуьрдин юлдаш Сефията са шумудра адаз лагьайди я, «Алихан, ша вуна бесра, ваз яшар хьанва, гила жегьилри к1валахрай, жавабдарвилин парни абурун хиве эциг. Чун исятда хтулрихъни птулрихъ галаз жедай вахт я!». Амма Алиханан рикIиз и вичин гуьгьуьлдалди къачузвай парари гъизвайди анжах хъсан гьиссер тир ва и кар себеб яз, адаз я к1валах, я жавабдарвал гъиляй эцигиз к1анзавачир..
Апрельдин эхиримжи йикъарикай са йикъан экуьнахъ, Алихан гьамиша хьиз фад къарагъна. Ада вичин гъил - чин чуьхвена, са сив фу т1уьна, к1валахал физ гьазур хьана. Гьаятдин рак1арин къвалав Сефият акъвазнавай.
Гаф атай чкадал лугьун, гзаф йисара санал яшамиш жезвай и кьве касдин арада меслятсуз са адет арадал атанвай. Гьар экуьнахъ итим к1валахдал фидайла, Сефият, са вуч ят1ани багьна авуна, рак1арин къвалав акъваздай. К1валяй хъецел экъеч1завай итимдал кьилелай к1вачел са вил вигьедай, парталда гьатнавай бириш - зат1 авада, гъилив дуьзар хъийидай, са рик1из хуш жедай гаф лугьудай. Ц1ийиз эвленмиш хьайи йисара Алиханаз и к1валах са пара аяр аквадачир, акур къуни-къуншийрикай регъуь жезвай. Амма яшар жердавай ам и кардихъ галаз акьван вердиш хьана хьи, са вучиз ят1ани юлдашдивай к1валахал рекье тваз тахьай юкъуз, ам югъди са къиметлу шей квахьна, адахъ къекъвезвай инсандиз ухшар жедай...
Гьа ик1, адет жуьре, рак1арив акъвазнавай Сефият итимдиз к1вачелай кьилелди, кьилелай к1вачелди килигна. Дишегьлидин вил итимдин к1вачера акьуна ва ада гьасятда к1вачел гуьлуьт алачирди кьат1ана. «Алихан, вуна гуьлуьтар алачиз к1вачер чекмейра тунвани? Къецихъ гьава мекьизва. - лагьана Сефията, - Килиг, ваз мекьи жеда гьа!» Алихана кьве гъилив шалвардин мет1ерилай кьуна, кикер хкажна. Килигайт1а са к1вачел гуьлуьт ала, муькуьдал - ваъ. Итим теспача хьана, рекьелай элкъуьниз мажбур хьана. Сефият тядиз, итимдин гуьлуьт хкиз, кьвед лагьай гьавадиз хкаж хьана. Амма адаз анай гуьлуьт гьатнач. Алихан вични хкаж хьана, абур кьведни айнабендик къекъвена - гьатнач, агъа к1валерайни гьатнач... Бадедихъ галаз ксузвай гъвеч1и хтул Надирни и кар себеб хьана фад къарагъна, бубадин гуьлуьтдихъ къекъвез эгеч1на. «Мумкин я, каци тухвана жеди... Белки каци бубадин гуьлуьт къубудиз вегьенат1а? Белки адавай Алабаша гакъуднат1а? - лугьуз Надира фикирар ийиз гьаятда къекъвез хьана». Бубадин гуьлуьт санайни гьатнач... Са герендилай, Сефиятан кьили, инсанри лугьудайвал, сад лагьана, ван авуна, ада итимдихъ элкъвена лагьана: «Алихан, вуна зун айиб ийимир, садра килиг кван, белки вуна абур кьведни са к1вачел алук1на жеди?» Итим, юлдашди лагьай гафарикай къудгъунна: килигайт1а, дугъриданни, кьве гуьлуьтни са к1вачел ала! Ам гьик1 хьайи к1валах ят1а лугьуз, Алихан хиялри тухвана. Чепери лезги гуьлуьтар т1арам хразвайди я, и гуьлуьтарни хуьряй савкьват яз рахкурнавайбур тир. «Яраб за гьихьтин зегьметдалди гуьлуьтар сад садан винелай чуькьвенат1а?» - лугьуз вич тажуб хьана амукьна...
И йикъалай кьулухъ Алихан мад к1валахал эхкъеч1нач. « Эвел итимдин кьили к1валахна к1анда, ахпа гъилери ва амай чкайри - лагьана Алихана хабар кьур ксариз, са т1имил амалдарвал кваз хъверна. - Эгер кьил ягъалмиш жез башламишнават1а, к1валахдикай, эсиллагь хаталу к1валахдикай, къерях хьана к1анда!»
Мукьвара зал Алиханни Сефият ва абурун хтул Надир Кисловодск шегьерда, санаторийда гьалтна. Алиханан гуьгьуьлар хъсан тир. «Ч1ехи хва Сабира вичин машинда аваз чун иниз гъана, чаз путевкаяр къачуна, са вацра ял ягъиз тунва...» - лагьана ада.

  (Вариант на лезгинском языке, вариант на русском - ниже)

  Джабраил буба - асул къилихдай халис ватанперес инсан тир. Ам кIвалахди хуьруькай - кIваликай гьикьван яргъариз акъуднатIани, пенсиядиз экъечIнамазди, вичин хзанни галаз хайи хуьруьз хтана. Ватанпересвилелай гъейри и касдихъ мадни са къиметлу,эхиримжи йисара тек-бир гьалтзавай хьтин, кьетIен къилих – жавабдарвал авай. Ихьтин къилихар авачиртIа, адавай гзафни гзаф йисара военный духтурвиле кIвалахиз жедайни мегер?

Джабраил буба, вичин яшариз килигай, гьеле викIегь тир. Хуьруьз хтайдалай кьулухъ, ам са йикъузни кIвале ацукьнач. Ада хуьре начагъ хьайи инсанриз куьмек гунилай гъейри вичин балайриз кIвалер эцигиз меслятдин, пулдин куьмекарни гузвай. Идалай гъейри, ада хуьруьн гзаф общественный крарикни кьил кутунвай: хуьре кьве чкадал къулай скамейкаяр эцигна ким туькIуьрна, сурарал чапар яна тарар цана чIехи авуна ва гьана жемятдиз, чIуру гьава авайла ацукьдай чардахни туькIуьрна. Инсан кьейила сурун кьилик кутадай къванер яргъай гъиз, жемятдиз четин жез акурла, ада бетондикай плитаяр туькIуьрдай регьят къайда жемятдиз чирна.

И секиндиз акъваз тежер инсандин къвалав агатун, са бязи жегьилриз азаб аквадай. Вучиз? Вучиз лагьайтIа, Джабраил бубадин руьгьдиз ахьтин къуват авай хьи, адан къвалав агатай са касдивайни къайгъусузвилин рекьел гзаф вахтунда давам жедачир, кIвалах авуниз мажбур жедай!

Амма гьикьван инсанди гьерекатар авуртIани, аллагьди кхьенвай вахт атайла, ам яваш жезва. Ингье чи Джабраил бубани са юкъуз кватна азарлу хьана. Кимяй хтай кьуьзуь касдин кьил элкъвена, ифин алатна. Къари, аялар теспача хьана, бубадиз мес кутуна, давление алцумна, дарманар гана. Са – кьве юкъуз вири хзанар бубадин кьилел элкъвез хьана.

Пуд лагьай йикъан экуьнин кьиляй ахварай аватай къаридиз, къвалав гвай дивандал ксанвай къужа гьатнач. Белки муькуь кIвализ, я тахьайтIа агъуз эвичIна жеди, - фикирна къариди. Килигин садра зайиф хьанвай итим я, мад кьил элкъведа, алукьда, - лагьана, ада тядиз парталар алукIна итимдихъ къекъвез фена. Амма итим санайни жагъанач. РикIиз къурху гайи дишегьлиди, къвалав гвай кIвалера яшамиш жезвай вичин чIехи хва Закираз хабар гана. Закир тядиз ким галайвал фена, киме авай инсанривай хабарар кьуна. Амма кьуьзуь итим са кьас фу хьана, квахьна, санайни гьатнач. Вири хзан, къуни-къуншияр, Джабраил буба квахьна лугьуз теспача хьана.

Акваз – такваз вахт нисиниз мукьва жезвай.И арада, са гьинай ятIани, вилисебетдал алаз хтул Адем пайда хьана. Куьн дарих жемир, за буба исятда ахквада - лагьана ада, вичин вилисебет хуьруьн сурар галайвал гьална. Сурар лагьайтIа, хуьруькай са хейлин яргъа ава, дуьз рекьяй фейитIа сад-садни зур километр кьван жеда. Адем сурариз мукьва хьайила, адаз мишерди кIарас атIузвай ван атана. Кьил хкажна килигайтIа, бубади гъилин мишердал тараз акьахна кьуру хилер атIузва. «Я буба, вун гьинава, вири хзанарни, къуни-къуншиярни вахъ къекъвез ама? Дири тахьанмаз, вуна ина вуч ийизвайди я?» - лагьана Адема. «Я чан бала, заз зи кьилел са югъ-йиф къвез кичIезвай. Зи рикIик квай са-кьве кIвалах амай, а кIвалахар кьилиз акъуд тавунмаз, а дуьньядиз физ кIан хьанач. За а кIвалахар къе хъувуна: хуьруьн сурарал цанвай тарарин кьурай хилерни атIана, инал алай са скамейкани туькIуьр хъувуна» - жаваб гана бубади.

Гьайиф хьи, вичи – вичин хивез жемятдин, элдин паталай жавабдарвал къачуз жедай ва а кIвалах кьиляй - кьилиз вафалудаказ тухузни жедай инсанрин кьадар дуьньяда тIимил я. Амма ихьтин инсанрин руьгьдин цIелхемри чун гьейранарзава, чун хъсан крар авуниз гьевесламишзава. Гьавиляй, абурун уьмуьрдин мана - метлеб инсаният патал гзаф екеди я.

Ингье са йис кьван я, Джабраил буба чи арадай акъатна. Амма адан экуь хъамат чи рикIера ама, ада авур хъсан кIвалахрин гелер хуьруьн гьар са пIипIяй аквазва.

(Вариант на русском языке)   

Джабраил был большим патриотом родной земли и родного народа. В какие бы далекие края не кидала работа, его сердце всегда находилось здесь, в горах. Поэтому с выходом на пенсию он, недолго думая, вернулся с семьей в родной аул. Он был человеком в высшей степени ответственным. Разве смог бы он без этого столько лет посвятить профессии военного врача?

Он, по возвращению на родину, ни дня не сидел дома. Кроме того, что консультировал и лечил больных, он помогал своим сыновьям строиться. Помогал деньгами, ценными советами и, что немаловажно, своими крепкими и большими руками. Он инициировал и возглавил в селе несколько общественных дел: на годекане поставил навес и уютные скамейки. Починил забор на кладбище, внутри забора поставил скамейки, посадил деревья, смонтировал навес, чтобы люди на похоронных церемониях в непогоду не чувствовали неудобств. Когда заметил, что в селе проблема с надмогильными камнями, он предложил простую технологию по изготовлению бетонных плит соответствующего размера.

Некоторые молодые люди избегали встреч с дедушкой Джабраилом. Почему? Да потому что, где бы он не находился, чем бы он не занимался, вокруг него создавалась такая атмосфера, что стоять рядом с ним и ничего не делать было просто невозможно.

Но, как бы там ни было, у каждого из нас есть предписанный свыше день, когда приходится сдаваться на милость всевышнего. Наступил такой день и для дедушки Джабраила – он заболел. У вернувшегося с годекана старика закружилась голова, поднялась температура. Вся семья забегала: кто-то мерил давление, кто-то давал лекарства. Постелили постель и уложили больного человека.

Два дня все обхаживали дедушку, спасая его. На третий день, проснувшаяся рано утром бабушка Гюльдене не нашла своего старика на соседней кровати. Может в другой комнате, а может, спустился вниз? - подумала она. Вдруг у него снова голова закружится, упадет и повредит себе что-нибудь? - с такими мыслями она бросилась искать его. Но так нигде и не нашла. Не на шутку испугавшаяся женщина, побежала сообщить о случившемся старшему сыну, живущему через дорогу. Тот поспешил на годекан, но и там старика никто не видел. К поискам подключились соседи, знакомые. Все – безрезультатно.

Время приближалось к полудню. Вдруг откуда – то на велосипеде появился внук Адем. «Вы не беспокойтесь, я его сейчас найду - сказал он, и взял курс в сторону сельского кладбища. А оно – то находится не близко, по прямой не меньше километра. Приблизившись к ограде кладбища, Адем услышал, что кто-то пилит ветку. Подняв голову, он увидел Джабраила, спиливающего сухие ветки дерева. «Деда, что ты тут делаешь, все село тебя ищет! Как ты мог, не вылечившись как следует, заниматься этим?» - начал Адем.

«- Родной мой,- ответил дед, - видишь ли, я испугался, что со мной что-нибудь серьезное случится. А у меня оставалась пара недоконченных дел, не сделав их, мне не хотелось отправляться на тот свет. Вот их я сегодня и доделал - спилил с кладбищенских деревьев сухие ветви и отремонтировал две скамейки…».      

Вот уже год, как нет рядом с нами дедушки Джабраила. Его светлый образ навсегда сохранится в наших сердцах.

Люди, способные добровольно брать на себя общественную нагрузку, относиться к ней не только бескорыстно, но и с огромной ответственностью, умеющие сохранить эту способность до конца жизни, чаще других вдохновляют нас на большие дела и достойное поведение. Их значение для человечества бесценно.

P.S. Ездил недавно в село дедушки Джабраила. Встречая в разных уголках села следы его добрых дел, невольно задумывался: ведь человеку, чтобы достичь величия требуется не так уж и много. Все, что он делал под силу каждому из нас и любому из его сельчан. Но почему-то, к сожалению, в последнее время такие люди среди нас встречаются крайне редко…


...

Ахмед любил шумные компании. А еще у него была привычка шутить. Его шутки носили грубоватый оттенок и не всегда были понятны окружающим. После них человек оказывался в сложном положении и не знал, как поступать: то ли смеяться, то ли обижаться.

Своим шестиклассным образованием он добился, с точки зрения, существующих на тот момент в обществе представлений, довольно высокого положения, читай - успеха: работал чиновником в республиканской системе материального снабжения. Эта сфера в Советское время считалась «хлебной». Она, действительно, дала ему связи среди руководителей государственных организаций, начиная с детских садов, школ и заканчивая уровнем Правительства. Эти связи формировали ему авторитет и среди широкого круга знакомых и родственников. Ахмед не был лишен и самоиронии и, в свойственной ему манере шутил, повторяя фразу, приписываемую И.В.Сталину: каждому, отработавшему в системе материального снабжения хотя бы один год, надо отрубить голову.

Младший брат его, Магомед – был человеком с совершенно противоположным характером – спокойный и неразговорчивый. Он закончил один из престижных московских вузов. Во время учебы в столице, старший брат материально поддерживал его. Отношение к нему, как к младшему, которого необходимо любить и лелеять, продолжалось у старшего брата и после окончания учебы. Ахмед с трудом воспринимал его как начальника цеха крупного завода республики, кем тот стал вскоре после начала работы на заводе. Неожиданностью для него стало и резко улучшившееся материальное состояние брата. Ему завод выделил хорошую квартиру и назначил приличную, по тем временам, зарплату. Но, как бы там ни было, в материальном благополучии ему было далеко до старшего брата.

Одним словом, завод оценил Магомеда как хорошего специалиста. На работе его жизнью и жизнью его подчиненных управляло, его величество – Инструкция. Порою, та скрупулезность, с которой он внедрял в цеховую жизнь правила и порядки, раздражала окружающих. Хотя, высокому начальству это нравилось. В быту он жил также по четко обозначенному для себя графику, в которой не было места ни друзьям, ни родственникам. А ведь, дагестанская ментальность, часто оценивает мужчину исходя из его отношения к этим двум категориям.

Из-за различия характеров и взглядов на жизнь у братьев часто возникали споры. С обретением нового социального статуса, Магомед стал более уверенным и начал позволять себе критические высказывания в адрес брата. Он упрекал его в том, что тот свое материальное благополучие строит, нарушая государственные законы, хотя в подтверждение этого не мог привести ни одного конкретного факта. «Большое число друзей, их признание и уважение, это главное в жизни. Ты любишь только себя, от тебя нет никакой пользы для людей!» - отвечал ему старший брат. Когда Магомед чувствовал, что ему не хватает простых и понятных всем слов для доказательства своей правоты, он переходил на книжную терминологию, в которой старший брат был явно слабоват. Говорил, что есть понятия истинных и ложных ценностей и что, у старшего брата мнимый авторитет, т.к. он держится на ложных ценностях. И тогда, Ахмед, чувствуя, что младший хочет манипулировать им с помощью терминов, выученных некогда в вузе, в резкой форме останавливал того: «Нечего передо мной умничать, таких дипломов, как у тебя, я десять штук куплю!».

После этого, недели две братья не разговаривали. А потом все начиналось по новому кругу.

Как-то раз, из высокогорного селения к старшему брату приехал один мудрый человек - учитель средней школы, с которым он дружил с детства. Ахмед всегда ценил мнение друга. Пригласили и младшего посидеть втроем во дворе, как обычно, с шашлычком и коньячком. После первых рюмок хорошего коньяка, Магомед снова приступил к своим нравоучениям. Старший брат, дабы не заходить далеко, решил отшутиться и сказал: «Эх, был бы у меня диплом высшего образования, я бы вам доказал». На этот раз шутка присутствующими была воспринята всерьез. Каждый из них услышал свое.

Младший брат сразу и с ехидством спросил: тогда почему же ты его не купил? Чем вызвал тихий и гневный взгляд старшего брата.

«Ахмед, - сказал гость, у тебя нет необходимости доказывать нам что-либо. Ты и так доказал, что ты достойный человек. Но, если ты думаешь, что диплом о высшем образовании внес бы в твою жизнь нечто особенное, то это большой вопрос. Представь себя на моем месте: допустим, ты закончил вуз, получил диплом школьного учителя и тебя по распределению отправили в высокогорное село, где нет ни дорог, ни электричества. Но по закону ты обязан отработать три года. Пока отрабатываешь их, уже женишься, рождаются дети, и ты уже втягиваешься в эту среду. Вот сельской школой и заканчиваются рамки твоей личностной реализации. Это тебе не тот огромный список руководителей и общественно-значимых людей, с которыми ты общаешься!» «Или, - продолжил он, окажись ты на месте своего брата, в узких рамках цехового коллектива, неизвестно, смог бы ты реализовать себя так, как тебе это удалось на своей работе».

«В нашей жизни важна профессия. Но еще важнее уметь быть благодарным людям, через которых она состоялась и приобрела смысл. Их много: - это наши родители и наши близкие родственники – братья, сестры и т.д. Это - тот большой круг людей, с которыми мы по жизни общаемся и контактируем. Это и те, кто в трудную минуту подставлял плечо, не давал падать духом и, даже те, с которыми мы, может быть, лично и не знакомы, но кто своим примером, своей жизнью вдохновлял нас идти вперед. Надо благодарить судьбу ( бога, случай), устроившей нам встречу с этой огромной аудиторией. А ведь давно подмечено, если человек благодарный, то ему помогает весь мир!»

Сказав это, гость испытывающим взглядом посмотрел в сторону младшего брата…

...

  «Третьекурсник Магомед  учился на одном из факультетов одного из вузов нашей республики. Учился – сказано громко, скажем так: числился и иногда посещал занятия. Магомед – в учебе был полным нулем, но уже с первого курса показывал солидные результаты в спорте. Успехи в спорте сделали Магомеда  узнаваемой личностью, его портрет повесили около деканата среди портретов других известных людей факультета, а друзья – студенты из его ближнего круга, относились к нему, даже,  как-то заискивающе.
На этом же  факультете работал дядя нашего героя. Во время очередной сессии, Магомеду предстояло сдавать экзамен по курсу, читаемому коллегой дяди по кафедре. Он, как обычно, позвонил дяде, а тот, как всегда, подсуетился. Перед экзаменом дядя подошел к коллеге и попросил поставить Магомеду оценку,  сопроводив просьбу словами «Нам, все - равно, его не исправить…». Коллега согласился.
    На следующий день, на экзамене всей группе разом разрешили взять экзаменационные билеты и чистые листы. Магомед взял свой билет, чистый лист бумаги и сел за последний стол. Он даже не удосужился прочитать содержимое билета. Подождал пока пара человек выйдет и, затем взял свой чистый лист и рванул к преподавателю, подсел и наглыми глазами уставился на него. Преподаватель оценил ситуацию и решил принародно не ставить ему оценку. Он забрал у него билет, чистый лист бумаги, вернул зачетную книжку  и сделал знак, чтобы тот вышел. «Лучше, после экзамена, перед тем, как сдать в деканат, поставлю его троечку  в ведомость, подумал он.  Будет лучше, если это произойдет в присутствии декана». Он знал, что деканат, как правило, не возражает в таких случаях  ведь, Магомед своими успехами в спорте улучшает показатели факультета!  «А в зачетке я  подпишусь после,- подумал он, - попрошу ее принести коллегу - его дядю».
    Но у Магомеда формировалось свое представление о  происходящем. Он шел к выходу, открывая на ходу свою зачетную книжку. Дойдя до двери аудитории, увидев, что строка, в которой должна была стоять его оценка и подпись преподавателя, осталась пустой, он резко повернулся и громко во всеуслышание выругался в адрес преподавателя «Я твою маму…» и со всей силой хлопнув дверью, вышел.
    В этот момент вся аудитория замерла в ожидании чего - то выходящего за рамки обычного экзаменационного дня. Но... ничего не произошло. На лице преподавателя не дрогнул ни один мускул. Он спокойно продолжил экзаменовать следующего студента. Но это вовсе не означало, что он безмолвно принял выходку Магомеда. Многие годы преподавательского труда в дагестанском вузе «закалили» его, и он научился – таки  управлять своими эмоциями. Да, к тому же, его предки были из того племени, которые просто так, не взвесив все за и против не принимают решения. Поэтому то, и его соплеменникам, живущим по всему миру, удается хорошо вписываться в любые местные условия.
    «Спокойно принимать мат, тем более от студента? - робко задавал ему вопрос внутренний голос.- Ничего страшного, пусть за это переживает его дядя!» – оппонировал ему другой, более настойчивый внутренний голос.
    После экзамена, он заполнил ведомость, поставив все необходимые подписи. А напротив троечки Магомеда подписался, как и было задумано, в присутствии и с позволения декана. «Нам, все равно, его не исправить…» - произнес декан уже знакомую нам фразу.
    Прошло чуть больше недели, наш преподаватель встречает на кафедре своего коллегу, дядю того самого Магомеда. После общих разговоров, заглянув с хитрецой ему в лицо, он вдруг задает вопрос: «Слушай, твой племянник Магомед, обещал моей матери кое-что. Она в пятницу помылась, подготовилась, а он что-то не появился. Не знаешь в чем дело?»  Коллега не сразу понял вопрос, но, когда сидевшая рядом за компьютером секретарша ввела его в курс дела, мужику стало плохо. У него ноги стали ватными, а в горле пересохло. Он сел на стул и, с трудом, прерывистым голосом произнес: «Сукин сын, я его убью!». По его реакции действительно можно было сделать вывод, что в Дагестане не принято ругаться матом.
    А наш преподаватель, после небольшого внутреннего удовлетворения, произнес:  «Да брось ты, если у Магомеда  не хватает мозгов, то это вовсе не означает, что и мы с тобой должны опускаться до его уровня. Ты, лучше, в следующий раз прихвати с собой его зачетную книжку, мне нужно там расписаться».
    … Магомед уже «учится» на пятом курсе. Продолжает успешную спортивную карьеру, представляет интересы республики на международных соревнованиях. Он готовится работать в одном из министерств. Ведь спорт не вечен, рано или поздно надо будет и денежки зарабатывать. Карьера в министерстве – это, как раз то, что нужно. А то, что у Магомеда проблемы с количеством и качеством мозговых извилин, то это не страшно. Таких там много».
      Годы перестройки. Все товары и продукты в страшном дефиците. Стою в конце длиннющей очереди за мясом в спецмагазин  по улице С.Стальского, на первом этаже "лакского"  дома. Дом так назвали в народе  из-за того, что в нем проживали некоторые известные лакские деятели культуры. Стою, в надежде на то, что в конце дня, когда очередь людей с спецкнижками (пенсионными, диабетчиков, т.д.)  закончится, может и моей семье перепадет пара килограммов баранины. Иногда за небольшую "переплату",  девушка - продавщица шла навстречу таким "безкнижечным"  очередникам, как я.
      Вдруг в очереди вижу знакомое лицо. Это был Магомед буба - человек преклонного возраста, с хорошо сохранившейся осанкой и ясным взглядом. Магомед буба, по мнению сельчан, один из самых уважаемых, а может, и самый уважаемый джабинец. Мне всегда интересно было знать, на чем же держится вот такое безупречно уважительное отношение сельчан к этому человеку. Поэтому, я обрадовался этой возможности пообщаться с ним поближе.
      После теплых рукопожатий мы  перешли к традиционным расспросам о здоровье, о близких и о сельских новостях. Магомед буба оказался интересным рассказчиком, поэтому, благополучно пропустив тему погоды, мы перешли к историям из его, богатой на события, жизни. Одна из историй касалась послевоенного периода, когда он работал в силовых органах республики.
      «В … году, -  рассказывал он, - в составе небольшого  отряда,  я участвовал в прочесывании  Дербентского  магала - сложного, похожего на лабиринт,  квартала.  Искали одного из местных воров, на которого было заведено дело. Проверяли поочередно все дома. В одном из них я заметил человека, убегавшего через черный ход. Быстро обогнув дом с другой стороны, я кинулся за ним вдогонку.  Минут через пятнадцать я его настиг и, после небольшой «разминки», связал ему руки.  Это оказался тот самый вор, которого разыскивал отряд. Сообразив, что он крепко попался, у него «прорезался» голос, - продолжил  Магомед буба. Он говорит мне: «Слушай, начальник, у меня здесь недалеко спрятаны драгоценности, нам с тобой хватит их на всю оставшуюся жизнь. Давай я поделюсь ими с тобой, и ты меня не видел, лады?»      
     Услышав это, я так «успокоил» его,  что он лишился желания не то что вести со мной переговоры,  но и вообще открывать рот…

    Прошло несколько лет.  Так уж получилось, что я еще раз оказался по делам в Дербенте. У меня  была пара часов свободного времени, и я решил их провести в местной чайхане. Летняя жара и чайник выпитого ароматного чая меня немного расслабили,  и я, сидя за столом,  стал подремывать. И вдруг  чувствую на себе чей-то пристальный взгляд. Встрепенувшись, посмотрел, кто же интересуется моей  персоной. Заметив это, незнакомец  встал, подошел ко мне и нагло уселся  за мой стол.
-Начальник, Вы меня не узнали? – спросил он сквозь зубы.
-Нет – отвечаю я.
- Я – тот самый, которого Вы ловили в … году на магале.
 - Ну и…?   Я еще не до конца сообразил кто это и что ему от меня нужно.
- Вот Вы тогда не захотели принять  мои драгоценности,  а те, кому  Вы меня передали, не побрезговали и, в результате, я через месяц оказался на свободе. У меня сейчас есть дом, машина, уважение…  А у Вас?
    За доли секунды  мое полусонное состояние улетучилось. Припомнив того,  кто сел со мной рядом, я спокойно встал и вышел.  Единственно, уходя, бросил этому типу слова: «Ну и живи, негодяй, в своем воровском раю!»

     «Видишь сынок, вот такие люди – воры и преступники и те, кто им потакали, довели страну до этого состояния!» -  заключил он в конце разговора».

      Но меня в этой истории занимали не те, кто страну довели до ручки, а личность самого Магомед буба.
Не жалеет ли он, что тогда не взял драгоценности, ведь все равно его поступок не спас страну – вертелось у меня в голове.  Подумав  это, я взглянул ему в лицо. Но там я не увидел ни тени дискомфорта. Спросить же об этом прямо – у меня, почему-то, не хватило смелости. Ну не может, человек, стоящий в очереди за 2 килограммами мяса 2-3 часа подряд, не жалеть  о срыве такой «сделки» – думалось мне. Наверное, умеет прятать свои чувства. Недаром всю жизнь работал в органах!

      Но очень скоро я понял,  как глубоко ошибался. И мне стало стыдно за эти мысли. К сожалению, вот только в такие моменты и начинаешь осознавать важность критического подхода к стереотипам - своим и своего окружения. Совершенно посторонний человек, не имеющий никакого отношения к джабинцам,  в свое время также проработавший в органах, рассказал мне еще одну историю про Магомед буба.

      «Магомед,- рассказывал он - был грамотным и энергичным   молодым человеком,   у руководства находился на хорошем счету. Часто его отправляли  на выполнение ответственных заданий по районам нашей республики. Как-то раз, на севере Дагестана, на границе с тогдашней Чечено-Ингушской республикой, он, в качестве командира небольшого отряда, участвовал в поимке опасного преступника.
     К сожалению,  в нашей  жизни иногда случаются такие вещи, которых не то что не ожидаешь,  но трудно, даже представить себе.  Вот и здесь произошло ужасное  по своим последствиям, событие. Боец из отряда Магомеда застрелил мирного местного жителя - чеченца по национальности,  приняв его, по ошибке  за бандита. Услышав про случившееся, весь сельский джамаат, вооружившись кто чем: ружьями, палками, камнями и т.д., окружили помещение, в котором расположился отряд. Ситуация накалилась до того, что любое неправильное движение, любое неправильно произнесенное или истолкованное слово могли привести к  трагедии гораздо большего масштаба. Все висело на волоске. Ведь в помещении находились бойцы, вооруженные автоматами, а с внешней стороны - население села, до предела разозленное  убийством   односельчанина и готовое отомстить им за это.   Какое же самообладание нужно было иметь, какую мудрость и мужество необходимо было проявить в такой ситуации, чтобы  не дать ей дальше разгореться? Какие, в конце  концов, слова нужно было подобрать и как их произнести, чтобы  разрядить обстановку?
    Так вот, Магомед,  собрав всю свою волю в кулак и установив жесткий контроль над своими эмоциями, один вышел  к этим людям. Затем,  глядя им в глаза, четко и ясно сказал, что произошла трагическая ошибка, что он - командир этого отряда и - единственный, кто отвечает за  ошибки бойцов  отряда.
"Я вот - перед вами. Как считаете правильным, так и поступайте!" - закончил он.

    Надо  отдать  должное мудрости этих людей и этого народа. Вопреки всему, они нашли в себе силы разрешить  конфликт мирным путем. Но зная чеченский народ ближе, я уверен, что на их решение в немалой степени повлиял и  поступок человека, стоявшего перед ними - закончил он свой рассказ».   

        Есть люди чести, принципа. Такие люди могут взять на себя решение задач любой степени сложности и не дрогнут. Народ уважает их, внутренне всем хочется быть похожими на них. Мир держится именно на таких людях. Магомед буба был из их числа. Вот вам и секрет того, безоговорочно уважительного отношения людей, знавших его. В том числе и джабинцев.
1. Сабиран са жунгав кьван авай гьер квахьна. Хуьруьн вири чIурар кIуралай авур Сабир , гьайван гьат тавуна, кIвализ хквезвай. Ам гзаф перт яз акур къунши Зулейха халади хабар кьуна: "Сабир, вуч хьана, ваз кефияр авач тахьуй?" "Заз кефияр гьинай жеда кьван Зулейха вах, цура тунвай кьве гьайвандикай, накь никIин къеряхдал акъудайла, сад квахьна. Ингье кьве югъ я, къекъуьн тавур чка авач, гьат хъийизвач" - лагьана Сабира. "Вуна, чан бала, аллагьдин рекье са манат яхъ, белки ваз гьат хъийин" - теклифна Сабираз Зулейха халади. Сабира кьил хкажна къуншидиз килигна, лагьана: " Зулейха вах, манат жува яхъ, гьер гьат хъувурла за гуда!" Зулейха хала са куьруь вахтунда хиялди тухвай хьиз хьана, ятIани ада а кIвалах вичин хиве кьуна. "Мумкин я, жегьил гададиз чизвач жеди, гьи эвлийриз минет авун лазим ятIа, гьи дуьа кIелун лазим ятIа - хиялна ада". Са гафуналди, нянихъ вичин кьил - кIвач чуьхвена, герек тир дуьани кIелна, Зулейхади Сфуханмет бубадиз минетар авуна, къуншидин гьер гьат хъувун патал. Пакад юкъуз, са гьинай ятIани Сабиран гьер пайда хъхьана. Кефи къумбар хьайи Сабира гьерен крчар кьуна, чIугваз - чIугваз хкана, муькуь гьайвандин къвалав цуриз гьал хъувуна. "Мад гьайванар цурай акъуд хъийимир, абуруз векь гъана гьа чкадал кутур!" - Сабира аялрал кIевелай тапшурмишна. Парталар дегишна, кимихъ физ экъечIай Сабиран вилик Зулейха хала акъатна: "Сабир, гьер гьат хъувуна лагьай ван агакьна зав. Аку гьа, а хиве кьунвай манат гун рикIелай ракъурмир!" "Вуч манатар авайди я, я Зулейха вах? Ам за вахъ галаз авур са зарафат тир. Ваз зарафатар чизвайди тушни?" - хъуьрез - хъуьрез лагьана Сабира. Вичини ким галайвал гьерекатна.
И гафар япарихъ галукьай Зулейха халадин гуьгьуьл лап чIур хьана. Адаз, лезгийри лугьудайвал, ламралай аватай хьиз хьана...ЯтIани, ада кIевелай кьетIна, манат аллагьдин рекье пакад юкъуз вичи гуда лагьана.
Кимелай Сабир, цура хуьзвай гьайванар базарда маса гун патал, пака райондиз фидай машиндин патахъай меслят хьана, хтана.
Экуьнахъ фадамаз къарагъай Сабир, машин вичин ракIарихъ къведалди, гьайванрин гьал гьикI ятIа килигиз цуриз гьахьна. Адан вилик акъатай шикилди, адав дериндай агь чIугваз туна. Цура, кьве пипIев, кьве гьайван геликьна гвай...

"... Зарафатдизни, гьелбетда, вичин чка авайди я" - дериндай фикирна лагьана Зулейха халади, и хабар агакьайла.


2.Медина бадедиз вичин хва гзаф кIандай. Гьавиляй адавай я са чIуру кIвалах,я са чIуру гаф акъатун адан айиндизни къвезвачир. Амма и сеферда хци авур кIвалахди кьуьзуь баде бегьем дертлу авуна. И кардин гужуник акатай, бадедивай эхиз тахьана, рикIел алай къван алудиз жедатIа лагьана, къуншидин паб Зибейдадин къвалав аладна. "Я вах, я Зибейда, къе зи хва Няметалиди зи бубадиз себ гана" - дериндай гъам чIугунивди лагьана ада. "Жеч, зун ягъадач Медина вах, - лагьана Зибейдади. Няметали ахьтин хва туш, ада а кIвалах тавун лазим я." "Ваъ валлагь, авуна" - лагьана Мединади, кьил агъузна явашдиз вичин ихтилат башламишна. "Накь Няметалиди Белиждин базадай са куб тахтаяр гъана, кIвалин айнабенд хъийида лагьана. Муьхцин вилик авудна, вичи рекьяй хтана галатнаваз, кIвале са истикан чай хвана хтана. КилигайтIа тахтайрин кьадар тIимил хьанва. И чIавуз, зи стха Халида вичин кIвалин вилик Няметалидин тахтайриз шаксуз ухшар авай са тахтадиз ранда ягъизвай, гьахьтин кьве шаксуздини къвалав чилив ицигнавай. "Халу,- лагьана Няметалиди, ваз зи тахтайрик ни кянатIа акунач гьа?" "Ваъ хтул, заз акунач." "Агь вичин буба вак хьуй, ламран хва - лагьана зи хци..."
"Медина вах, за лагьаначирни ваз, Няметалиди ви бубадиз себ тавун лазим тирди. Ингье гила ашкара я, а куь бубадиз себ къачурди ви стха Халид я!" - лагьана Зибейдади.
...Медина бадедиз и арадал акъатай гьакъикъатдикай са тIимил кьванни регьят хьанач, рикIел алай къван аватнач, ам гьа алай чкадал элкъвена акъваз хъхьана. Медина баде гьа атайвал, ухьт аладарна элкъвена хъфена...

3.Хуьруьн итимрикай са бригада туькIуьрна, дагъдин рекье, къуьнши хуьр Ухулиз эквер тухванвай шалманар дигишзавай. Бригадирни хуьруьн электромонтер Зебитакай ицигнавай. Нубатдин гъвар хкудайла, Зебита ам кIур гецяна кIамуз авадарна. И кар акур гадайри Зебит айибна, гъвар гадарна лугьуз. "Адак кан кумай шалман тир, ам хуьруьн колхозда ишлемишдай чка тахьана жеч" - лагьана бригадада авай гадайри. "Стхаяр, куьн дарих жемир"- лагьана Зебита, а гъвар пака хуьруьз вич-вичелай хкведа! "Ам гьикI жедай кIвалах ятIа яраб?" - лагьана гадаяр хиялри тухвана.
Пакад юкъуз, нисинлай кьулухъ хьиз, хуьруьн итимар рагъ гуз кимел ацукьнавай. "Насир - лагьана Зебита виридаз ван къведайвал". Кимел алай итимар вири Насир галайвал элкъвена. Ихтилат мана авайди тирди къалурун патал, са тIимил кьван ара гана, Зебита башламиш хъувуна: "Вуна гьукуматдин шалман вучиз чуьнуьхна?" "Вуч шалман? - лагьана Насира, - ам заз хабар авай кIвалах туш." "Насир, за вахъ галаз зарафатарзавайди туш, вуна а Ухулрин рекье авай камай хканвай шалман гъана колхоздин идарадин вилик эхцига" - лагьана Зебита, вич дихъетдивди Насиран вилериз килигна. "Вуна акI тавуртIа, чун пакамахъ комиссия галаз куь кIвал галайвал атуниз мажбур жеда!"
Пакамахъ хуьруьн советдин идарадин вилик кIватIнавай шалманрин кьадар садан артух хьана.
Постиндустриальное общество, образование и образованность.
Сегодняшнее развитие мира  сопровождается процессом перехода от индустриального общества, главная черта которого бурное развитие производства, к постиндустриальному, определяющая характеристика которого – развитие «сервиса», услуг.
Начался этот переход давно: уже к 1970 году 65% всей рабочей силы США было сосредоточено в сфере услуг, в то время как в промышленности и строительстве — 30%, а в сельском хозяйстве — менее 5%. А, к началу XXI в. доля сельского хозяйства в совокупной занятости понизилась до уровня менее чем в 3%, а доля сферы услуг в структуре рабочей силы достигла почти 80%.

doc5

В постиндустриальном обществе знания и способы их практического применения все больше играют роль самостоятельной, решающей силы общественного производства. С другой стороны,  известно, что информация и знания это не только экономические, но и важные социальные факторы, доступ к ним и владение ими - это доступ к власти, т.е. важное условие свободы. Поэтому, элита постиндустриального общества — это элита знающих людей, ее признаками являются образованность и компетентность.

Read more...Collapse )

Жезл Говорящего

 Вы  обратили внимание, что при обсуждении какого-либо вопроса, особенно при спорах, люди  часто плохо слышат друг друга? То есть, человек в большей степени сосредотачивается на том, что говорит он сам и, в гораздо меньшей степени, на том, что говорит собеседник. Такое отношение сильно мешает прийти к согласию, выработке согласованного решения. Между тем, североамериканские индейцы   давно научились преодолеть это препятствие. У них  для этого есть специальная технология, идея которой состоит в следующем. На всех собраниях говорить разрешено только тому, кто держит Жезл Говорящего – некую, разукрашенную по особому, палку. Если Жезл Говорящего находится у вас в руках, то вы хозяин положения, т.е. говорить можете только вы и до тех пор пока не почувствуете, что вас поняли правильно. Другим не позволено высказываться, спорить, выражать свое согласие или несогласие. Все, что могут сделать другие, — это постараться понять вас и показать свое понимание. Возможно, им потребуется повторить ваши высказывания, чтобы вы подтвердили, что вас поняли правильно. Как только вы почувствуете, что вас правильно поняли, вы должны передать Жезл Говорящего следующему. Теперь он становится хозяином положения и все повторяется заново. И так далее.
Как показывает опыт, при таком подходе в 90% случаев люди быстро приходят к соглашению, так как выясняется, что их мнения относительно предмета обсуждения (или спора) совпадают. А, в остальных 10% случаев, т.е. когда достигнуто понимание всех точек зрения, но нет их совпадения, процесс дальнейшего поиска решения становится комфортным. В итоге постепенно приходят или к синергии, т.е. к решению, которая лучше всех предложенных, или к компромиссу, т.е. к осознанной уступке лучшему из предложенных решений.